Как я стал банкротом

Содержание

«Теперь я изгой»: жизнь после финансового краха

Как я стал банкротом
Банкротство лучше, чем кредит, считают банкроты nastia1983/Depositphotos.com

Россияне имеют возможность законно списать свои долги уже почти три года. Как выяснил Банки.ру, статус банкрота не только дарит жизнь «с чистого листа», но и влечет новые проблемы.

Господин «освобожденный»

Закон о банкротстве физлиц вступил в силу с 1 октября 2015 года, подарив надежду примерно полумиллиону россиян. Именно столько граждан, по оценкам ЦБ, оказались под непосильным бременем и могли рассчитывать на списание долгов. Спустя три года их число перевалило за 700 тыс.

Потенциальным банкротом сейчас считается тот, кто не платит по кредитам больше трех месяцев. При этом его обязательства превышают 500 тыс. рублей.

Если такой гражданин обратится в арбитражный суд, его ждет один из трех исходов: банкротство с реализацией имущества, реструктуризация долга или мировое соглашение с кредиторами.

На данный момент в России официальный статус финансово несостоятельных получили более 50 тыс. человек.

В соцсетях и на профильных форумах такие люди называют себя «освобожденными». Они потратили многие месяцы на борьбу в судах, почти наизусть знают 217-ФЗ и готовы делиться опытом с новичками. В основном их рекомендации сводятся к одному тезису: сложно, но можно. Однако, как показывает практика, банкротство — далеко не последнее финансовое приключение в их жизни.

«Еще бегать и бегать…»

Статус банкрота в России нельзя получить в одиночку. Помощь гражданину в любом случае оказывает финансовый управляющий, который назначается судом. Специалист контролирует процесс в арбитраже, отвечает за взаимодействие с кредиторами. Он даже может получать зарплату в интересах клиента, если у того заблокированы счета.

Завершение процедуры банкротства означает расставание с помощником. Но сложности у должника на этом не заканчиваются. Первый «квест», который проходит новоявленный банкрот, — обновление своего статуса перед кредитными организациями, налоговой, коллекторами и ЖЭКом.

«Пришел в банк с решением суда, с целью разблокировать зарплатный счет. Заявление отказались принимать, пока я им не отдам единственный оригинал решения суда. Я не отдал, что мне нужно сделать?» — на тематических форумах насчитываются сотни подобных сообщений. (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов отзывов сохранены. — Прим. Банки.ру.)

Евгения из Москвы стала банкротом больше года назад. В беседе с Банки.ру женщина рассказала, что получать оригинал решения арбитража приходится лично, хотя промежуточные вердикты приходят должникам по почте.

Но правила работы с новоявленными банкротами все равно диктуют банковские менеджеры на местах. «У меня было три банка. Один разблокировал карту при предъявлении копии, два других потребовали только оригинал.

Было много того, о чем не предупреждали заранее», — сетует Евгения.

«Я банкрот с 14 апреля. А долги так и висят. Некоторые наглые банки продолжают меня перепродавать коллекторам».

Иногда позиционная борьба банкротов с финансовыми и государственными организациями затягивается на месяцы. Вот, например, сообщение на одном из форумов от февраля этого года:

«Я банкрот с 14 апреля. А долги так и висят. Некоторые наглые банки продолжают меня перепродавать коллекторам. Ну те мне звонят. В банк как на работу хожу… долг так и не списан. Определение отдавала… Смысл только на бумаге не иметь долгов. А возня банков все продолжается. На меня уже дважды приставы дела заводили. И это несмотря на то что определение у них есть по поводу моего банкротства».

Рецепты пострадавшим дают простые: вести с различными учреждениями только письменный диалог, запастись копиями с определением суда, а также жаловаться на банки в ЦБ ради ускорения процедуры.

«Ни в коем случае не устраивать конфликта с руководством»

Если опираться на закон, жизнь «с чистого листа» в России возможна. Но с некоторыми ограничениями. Например, скрыть свой новый статус не получится. Данные о банкротах публикуются в СМИ и заносятся в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Впрочем, гораздо раньше о финансовых сложностях человека узнает его работодатель — бухгалтерии зачастую приходится переводить зарплату должника на специальный бескарточный счет.

Наталья Новичкова — пекарь-кондитер из Нижнего Новгорода. Она узнала о законе еще полтора года назад, но на банкротство не решалась. Хотя долги только росли, женщина медлила, опасаясь ухудшения отношений с руководством.

«Отнеслись с пониманием. Но я за это переживала сильно. Просто стыдно было за свою ситуацию», — рассказала Банки.ру Наталья Новичкова.

Персональное банкротство не может быть причиной увольнения, говорит адвокат юридической группы «Яковлев и Партнеры» Елена Мякишева. «Перечень оснований для расторжения трудового договора по инициативе работодателя предусмотрен статьей 81 Трудового кодекса. Такой причины увольнения, как признание работника банкротом, данная статья не содержит», — утверждает эксперт.

Тем не менее многие «освобожденные» опасаются обострять отношения с начальством.

«Мой совет. Ни в коем случае не устраивать конфликта с руководством, что это не законно и банкротство не влияет на работу и тд. Есть большая вероятность, что будет дана плохая рекомендация по линии службы безопасности будущему работодателю.

Мне известны несколько случаев увольнения бывших банкротов с госслужбы «по собственному желанию». Мотивировали предложение уволиться ненадежностью такого сотрудника и легкомысленностью при обращении с деньгами», — пишет один из форумчан.

Если работодатель принуждает работника к увольнению, тот может обратиться в трудовую инспекцию или прокуратуру, рекомендует Мякишева. Ведомства будут обязаны провести проверку.

Москвичка Евгения, пережившая банкротство, работает в госучреждении. По ее словам, начальство отреагировало на новости о ее банкротстве спокойно, практически равнодушно. Коллеги тоже за спиной не шептались. «Так как процедура достаточно новая, не все, видимо, до конца понимали, что это вообще такое», — отмечает собеседница Банки.ру.

«Менеджер прямо сказал: ищите другой банк»

Еще на стадии обсуждения закону о банкротстве физлиц приписывали «очистительную функцию» и «социальную направленность». Если бремя долгов окажется непосильным, гражданин имеет законное право решить эту проблему. Но баланс интересов заемщиков и кредиторов никто не отменял. Поэтому после списания долгов россияне вынуждены жить по новым правилам:

· повторно подать заявление о банкротстве можно только через пять лет;

· в течение трех лет нельзя участвовать в управлении любой фирмы;

· гражданин обязан сообщать в финансовые организации о своем статусе в течение пяти лет.

Последний пункт больше всего настораживает тех, кто объявил о своей финансовой несостоятельности. Признаваться банку, что вы уже «оступались», рискованно. Дать от ворот поворот могут даже те кредитные организации, которые никогда не предоставляли кредиты человеку.

«Теперь я изгой. Отказывают не только в кредите или микрозайме, но даже в дебетовой карте. Хотя, казалось бы банкрот безопасен. Ведь теперь он никак не сможет списать долги и будет платить, стараясь вылезти из ямы. Но, нет…», — писала на форуме Банки.ру Марина Ефимова из небольшого городка Волосово в Ленинградской области.

«Теперь я изгой. Отказывают не только в кредите или микрозайме, но даже в дебетовой карте. Хотя, казалось бы, банкрот безопасен».

Финансовый управляющий Алексей Леонов подтверждает, что банки могут с подозрением относиться к «освобожденным от долгов». «Если человек оказался несостоятельным, естественно, это настораживает. Банк же взвешивает все риски», — отмечает Леонов.

Будут ли банки лояльны к банкротам

Банки.ру направил запросы участникам рынка, чтобы выяснить, как статус банкрота влияет на риск-профиль клиента.

В Альфа-Банке, «Ак Барсе» и «Восточном» сообщили, что у них нет ограничений на открытие текущих счетов и дебетовых карт таким гражданам. Однако клиент вряд ли сможет рассчитывать на оформление кредитных продуктов — различных займов или кредитных карт.

В Абсолют Банке уточнили, что получить ипотеку в течение пятилетнего периода после процедуры банкротства тоже, скорее всего, не получится. В Почта Банке не пояснили, как организация оценивает риск-профиль новых клиентов, если те ранее списали долги перед другими банками.

К своим должникам кредитная организация применяет такой сценарий: ссуды банкроту, ранее открытые в банке, переходят в статус безнадежных, по ним создается 100-процентный резерв. В ВТБ сообщили, что принимают решения в соответствии с 217-м федеральным законом.

В Совкомбанке не стали комментировать эту тему.

Закон о банкротстве физлиц заработал только с 2015 года, то есть для всех, кто смог списать долги, еще не истек срок обязательного информирования банков. Но кредитные организации уже сейчас не дают гарантий, что будут лояльнее к банкротам в будущем.

Впрочем, отношение участников рынка не единственный фактор, который влияет на доступность финансовых услуг для граждан-банкротов. Большинство «освобожденных от долгов» оказываются за пределами финансового рынка вовсе не из-за банков.

«Банк меня до суицида довел! Думаете, мне нужен еще кредит?!»

Как выяснилось, негативный опыт — лучшее «противоядие» от нового кредита. Марина из Москвы решилась на банкротство после того, как попала в больницу. «Угрожали тюрьмой. Меня муж с долгом бросил, кредит на мне был.

Я не выдержала, выпила таблеток много. После больницы я заключила договор с юристами», — рассказывает собеседница Банки.ру.

На вопросы о возможном обращении в кредитные организации в будущем женщина отвечает однозначно: «Банки мне больше не нужны».

Марина не единственная, кто так считает. Наталья Новичкова из Нижнего Новгорода несколько раз подчеркивала в разговоре с корреспондентом Банки.ру: «Вот честно, больше в жизни не свяжусь с банками. Хватит, наелась».

Тех, кто пережил банкротство, теперь мало интересуют любые финансовые продукты. «Необходимости оформлять новые кредиты нет. Вклады не открывала и не планирую. Текущий счет используется стандартно, на него начисляется зарплата», — призналась москвичка Евгения.

Освобождение от долгов накладывает отпечаток не только на отношения должника с финансовыми организациями. У людей возникает масса вопросов: получится ли открыть фирму или зарегистрироваться как ИП, можно ли выехать за рубеж, вырастут ли для них страховые тарифы.

Некоторые банкроты даже советуют сменить паспорт, чтобы после попадания информации в Единый федеральный реестр на них не оформили новые займы. Впрочем, страх и многочисленные жалобы пока не перевешивают главный плюс — освобождение от долгов. Собеседники Банки.

ру были единодушны: если выбирать между бременем кредита и «клеймом» банкрота, второй вариант лучше.

Юлия КОШКИНА, Banki.ru

Источник: https://www.banki.ru/news/daytheme/?id=10553466

Мой опыт банкротства как физлица и списание долгов (удачный)

Как я стал банкротом

Ранее подписчики неоднократно обращались с просьбой рассказать про мою политическую карьеру. Так, чтобы рассказать хотя бы поверхностно – это уже целая серия постов, на которые сейчас нет времени. А более-менее подробно… скажу так: мне и без того хватит, о чем писать в мемуарах на пенсии, а тут еще на пару томов добавилось.

Среди многого другого в Партии я занимаюсь еще и работой с обращениями граждан. Отмечу, что тема обращений в основном – проблемы ЖКХ, вопросы достаточно простые, и лично у меня не было такого, чтобы обращение рассматривалось отмеренные законом 30 дней. Обычно дня 3-4. Бывают непростые вопросы – там доходит до недели. Впрочем, и обращений не особо много.

Но Партия – это не только место, где всегда обогреют, нальют кружку кофе и накормят печеньками. Партия – это организация, которая предпринимает реальные меры, направленные на устранение нарушений прав граждан.

Да, я намеренно не указываю название Партии, чтобы меня не обвинили в политической агитации.

В принципе, делается много. В результате работы с обращениями ремонтируются кровли, которые текли 10-15 лет до этого, перила в подъездах, почтовые ящики и т.д. Причем, ремонтируются достаточно быстро.

И ни одно обращение не оставляет равнодушным. Равнодушие – вообще, на мой взгляд, самый страшный грех любого чиновника. Но этот случай вызвал у меня вообще глубочайшее возмущение.

Обратилась гражданка – инвалид по зрению, у которой когда-то была работа и был кредит, но потеряла зрение – потеряла работу. Соответственно, не смогла выплачивать кредит. Банк вышел в суд, получил исполнительный лист, и вот уже многие годы взыскивает часть пенсии через приставов.

Гражданка ушла в банкротство, АС вынес решение о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества…

И, вроде как, все должно бы быть хорошо – приставы должны прекратить производство, но не прекращают. Казалось бы – такого не бывает, но я открыл базу приставов – да, часть производств прекращена по ст. 47 ч. 1 п. 7 ФЗ “Об исполнительном производстве” 3 месяца назад, а одно до сих пор висит. Оригинально!

Составил на основании ее обращения свое обращение, и пошел не на почту, а в отдел приставов. Потому что до отдела приставов даже на машине ехать дольше, чем пешком идти. В три раза ближе, чем до почты.

Первым делом зашел к приставу, у которой это неконченное производство. Та сделала большие глаза:

– Я не умею такие производства кончать! Оно очень старое!

Все прекрасно понимают, что все, что я писал раньше про чиновников, про их низкий уровень квалификации и халатное отношение к обязанностям – наглая ложь, призванная исключительно повысить рейтинги постов, за что я прошу прощение.

На самом деле российские чиновники – люди в высшей степени профессиональные, отзывчивые, не допускающие бездействия и злоупотреблений на службе. Вот каковы были шансы, что попадется некомпетентный судебный пристав? Один на миллион.

Или, даже, один на миллиард! И так совпало, что попался такой пристав именно в этот момент.

Ладно. Не умеешь – научим.

Пошел к начальнику отдела приставов, предъявил обращение.

– Ну, во-первых, я анонимный прием не веду… кто вы, вообще, такой?

Хорошо, показал удостоверение.

– А почему не на официальном бланке? Почему без печати?

В ответ посыпался ряд вопросов, в ходе которых начальник приставов беспрерывно стучала по клавиатуре.

– Так производство-то это кончено!

– Как так – кончено? – удивился я. – Час назад не было кончено, а теперь – кончено?

– Да точно – кончено! И обращение я у вас не приму – несите в канцелярию.

Ладно. Сдал обращение в канцелярию, получил отметку на копии, что принято. И пошел обратно в Партию, отдать документы. Отчитаться, что меры предприняты.

По пути зашел в кулинарию, перекусить… обратный путь занял минут 30.

– Ты представляешь, – уведомили меня в Партии. – Гражданка, которая сегодня обращалась, сейчас позвонила – уже ничего не надо, все решилось, пристав ей позвонила, извинилась, и сказала, что производство кончено!

То есть, пока я разговаривал с начальником приставов, она кончила производство! Всего за пару минут решился вопрос, который до этого не могли решить 3 месяца. Как быстро научилась!

Я обращения без контроля не оставляю – слежу за развитием ситуации. И, когда база приставов обновилась, оказалось, что производство кончено еще 3 месяца назад. А вскоре пришел ответ от приставов “не можем ответить на ваш запрос, поскольку не приложена доверенность”.

Источник: https://pikabu.ru/story/moy_opyit_bankrotstva_kak_fizlitsa_i_spisanie_dolgov_udachnyiy_7551298

Как я стал банкротом

Как я стал банкротом

Мужчина, задолжавший банкам больше 11 миллионов рублей, рассказал, почему решился на неприятную процедуру

В Черноземье закончилось одно из первых дел о банкротстве физического лица. Арбитражный суд признал несостоятельным в выплате долгов липчанина Святослава Руди. Стать банкротом может человек, долги которого превысили 500 тысяч рублей. У мужчины сумма кредитов и пеней намного превысила эту цифру. Святослав задолжал 11 миллионов рублей, 40% из этой суммы составляют пени по займам.

«Банкротство стало единственным выходом»

— Я 15 лет занимаюсь бизнесом, кредиты для меня были привычным делом, — рассказывает Святослав. — Каждый год я брал кредит и как физлицо, и как юрлицо для развития бизнеса. У меня была отличная кредитная история, бизнес рос. Я продавал медицинскую технику в пяти киосках. Каждый год я брал в кредит 1 — 2 миллиона. В 2005 — 2006 годах решил заняться торговлей лекарствами и открыл аптеку.

Новое дело оказалось затратнее, Святославу пришлось увеличивать сумму кредитов. Ежегодно он брал уже около 3 — 4 миллионов рублей. Потом в 2008 — 2009 годах наступил кризис. Выручка упала в 2,5 раза, и платежеспособность мужчины, соответственно, тоже. 

— Банки начали увеличивать проценты по кредитам, — продолжает Святослав. — Сначала я брал кредиты под 16 — 17% годовых, потом под 24%. Ещё одной бедой стало появление аптек эконом-класса крупных сетей. Я конкурировать с ними не мог. Сейчас понимаю: надо было сворачивать бизнес, чтобы хоть что-то спасти. Но я брал новые кредиты. В какой-то момент потерял им счёт.

Одни выплачивались, по другим — только платил проценты. Я закрыл одну аптеку, но кредиты это погасить не помогло. Потом моя жизнь превратилась в ад, начались звонки коллекторов. С одним банком было 3 договора. У них установлена программа, которая на каждый договор отводит 3 звонка в день. В итоге только из этого банка мне звонили 9 раз в день.

Когда стало возможным оформить банкротство, я понял — это выход.

Как подать заявление?

Сумма долгов у потенциального банкрота должна быть более 500 тысяч рублей, а просрочка — от 3 месяцев. Сразу после начала действия закона жители Черноземья начали подавать заявления в арбитражный суд на банкротство, но 99% из них отказывали из-за нехватки документов или неправильного их оформления.

На то, чтобы собрать документы, у Святослава, который заручился помощью адвоката, ушло 3 недели. 

— Мы ожидали, что больше всего проблем возникнет со справками из госструктур, — говорит адвокат Сергей Иванов. — Но там всё прошло быстро, сложно было получить справки из банков. Они под разными предлогами тянули, требовали деньги либо вообще не хотели справки выдавать. Также мы заплатили пошлину 6 тысяч рублей и перевели 10 тысяч на счёт суда за процедуру банкротства.

Далее подаётся заявление. В течение трёх дней суд решает, принять ли его в производство. А далее в течение двух недель пройдёт заседание. 

Придётся ли выплачивать долг?

Платить долг всё-таки придётся. Есть три варианта:

  1. Мировое соглашение — когда банк с клиентом договаривается о приемлемом порядке платежей. Например, банк отменяет штрафы, и клиента это устраивает.
  2. Реструктуризация долга — план оплаты долга утверждается на срок не более 3 лет с учётом вашего дохода за вычетом прожиточного минимума.
  3. Продажа имущества. 

— Представители банков не пришли ни на одно заседание, поэтому о мировом соглашении не могло идти речи, — продолжает Сергей Иванов. — У нас прошло 2 заседания. Документы мы подали в декабре, а решение вынесено в феврале.

Так как у Святослава не было дохода и на иждивении есть ребёнок, суд принял решение о реализации имущества, а не о реструктуризации долга. Теперь будет запущен процесс продажи имущества. Клиенту назначат финансового управляющего.

Этому юристу банкрот передаст все свои банковские карты и всё имущество. Три месяца управляющий будет анализировать финансовые и имущественные возможности человека и сделает вывод, сможет или нет он погасить долг. Далее будет продажа имущества.

Если этих денег не хватит, остатки спишутся.

По закону не реализуются только личные вещи и единственное жильё. Но недвижимость можно потерять, если она находилась в залоге (например, по ипотеке). А всё остальное, даже то, что нажито в браке и принадлежит супругам в равной степени, к примеру машина или вторая квартира, будет продано.

Схитрить, переписав имущество на других, не выйдет. При подаче заявления о банкротстве с вас потребуют справку о сделках по имуществу за 3 года, и, если вы что-то подарили, переоформили, сделку признают недействительной. 

Каковы последствия?

Банкротство — это пятно на биографии. Человек 3 года не может быть предпринимателем и работать на руководящей должности. Его имя будет внесено в реестр банкротов. Если он захочет взять кредит, то обязан указать этот факт. Информация о гражданах, в отношении которых возбуждено дело о банкротстве, доступна по адресу bankrot.fedresurs.ru. 

— Я 15 лет занимался бизнесом, а теперь ни бизнес организовать, ни нормальную работу найти не могу, — добавил Святослав. — Недавно попытался устроиться на хорошую руководящую должность с хорошей зарплатой, но там, как узнали, что я банкрот, отказали. И кредит мне теперь никогда не дадут. Но выхода у меня не было.

КСТАТИ

Какие документы нужны для подачи заявления о банкротстве?

  • Паспорт;
  • СНИЛС;
  • пенсионное удостоверение (при наличии);
  • ИНН; 
  • свидетельство о заключении брака (при наличии);
  • свидетельство о расторжении брака (при наличии);
  • свидетельство о рождении ребёнка (при наличии);
  • список банков-кредиторов (с указанием примерных сумм кредита и пеней на момент подачи заявления о банкротстве); 
  • документы, подтверждающие наличие задолженности, — кредитные договоры, графики платежей, претензии банков, иски и т. п.);
  • выписка из Единого госреестра индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП);
  • списки кредиторов и должников гражданина;
  • опись имущества гражданина;
  • документы, подтверждающие право собственности на имущество;
  • документы о совершавшихся гражданином в течение трёх лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, долями в уставном капитале, транспортными средствами и сделках на сумму свыше 300 тысяч рублей;
  • сведения о полученных физлицом доходах и об удержанных налогах за 3 года.

Это далеко не весь список нужных документов, полный можно узнать в арбитражном суде.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Банкроту вряд ли ещё дадут кредит»

— Человек должен для начала реально оценить свою финансовую ситуацию, — прокомментировал адвокат Сергей Иванов. — Рассчитать расходы и доходы, имеющиеся и планируемые. Посчитать общую сумму долга и разделить её на 36 (месяцев).

Если сумма выплаты в банк в месяц превышает доходы, то необходимо обращаться в суд о признании банкротом. Необходимо учитывать расходы, которые предстоят в процессе, а также последствия признания гражданина банкротом. В любом случае решение должен принимать сам человек.

Так как самое серьёзное последствие — это то, что гражданину в будущем вряд ли дадут кредит, а жизненные ситуации бывают разные.

Источник: https://moe-online.ru/news/lichnyj-opyt/337090

Почему россияне становятся банкротами: реальные истории

Как я стал банкротом

В 2018 году Арбитражный суд Вологодской области рассмотрел рекордное количество дел о банкротстве — 1480, больше половины — 787 — дела физических лиц.

В Череповце среди банкротов есть и пенсионеры, и бывшие предприниматели, и молодежь. В 90% случаев за потенциальными банкротами числится несколько кредитов. Когда долг разрастается и платить его невозможно, даже отдавая весь доход, будущий банкрот идет к юристу.

В этом материале собраны реальные истории банкротов, имена героев изменены по их просьбе.

Из финансистов в банкроты

40-летний Владимир по специальности экономист, окончил вуз в Москве. Подающий надежды финансист быстро нашел престижную работу. По словам Владимира, к банкротству его привели проблемы в личной жизни.

«История банальная: поехал учиться в Москву, остался там работать. Зарплата была неплохая, даже по меркам столицы, а перспективы — самые радужные. Женился. Посчитал, что могу позволить себе ипотеку в надежном московском банке. Потребности росли, появились дополнительные займы, но процентная нагрузка была рассчитана с большим запасом.

На тот момент я считал, что кредиты — это не проблема. В конце концов, весь цивилизованный мир так живет! Потом началась черная полоса, распался брак. Бракоразводный процесс шел долго и тяжело: с несколькими судами, продажей квартиры, разделом имущества.

Когда все закончилось, на мне повис остаток долга в 2,5 миллиона, а сам я был на грани нервного срыва… Сумма, конечно, небольшая. По сравнению с ценой квартиры в Москве — крохи. Но нужно было как-то разруливать ситуацию. Именно тогда мое здоровье разладилось окончательно. С работы пришлось уволиться — просто не выдержал темпа.

Устроился на новое место, опять ушел. Плюнул на все, уехал в Череповец и лег в больницу. Платить стало нечем. Сначала за мной гонялся банк: звонили, но были достаточно толерантны. Потом подключились коллекторы, несколько агентств сразу. Звонки пошли активнее, с агрессией, угрозами и криками.

Под удар попали и близкие родственники, например сестра, которая жила отдельно и не имела никакого отношения к моим делам. Звонили уже раз в час. Как назвать мое состояние на тот момент? Пожалуй, полный раздрай, впору в петлю лезть. Нашел

2306 банкротов зарегистрировано на конец января 2019 года в Вологодской области

по Интернету несколько юридических консультаций и отправил туда маму. Это был 2016 год, закон о банкротстве физлиц уже вступил в силу. Но юристы брались за дело с явной неохотой.

Оно и понятно: закон еще «не объезжен», документов кипа, сильный истец находится в далекой Москве, а процесс настолько длительный и сложный, что простому смертному его не осилить. Поэтому отвечали в стиле: «Вот вам перечень документов, изучайте, собирайте, готовьтесь».

Наконец нашел нужного адвоката, он максимально просто и доступно стал объяснять каждый шаг. Он же делал львиную часть работы. Простой пример: за все время мне не пришлось ездить ни в Москву, ни в арбитраж! Документы, которые банк отказывался предоставлять дистанционно, адвокат запрашивал через суд.

Например, справку о статусе долга, который к тому времени из 2,5 миллиона волшебным образом превратился в семь! Проценты, пени, штрафы — все сыграло свою роль. С морально-этической точки зрения это, конечно, грабеж, но в кредитных договорах комар носа не подточит.

В итоге звонки коллекторов прекратились почти сразу (юрист первым делом написал заявления от каждого члена семьи), а уже через три месяца я получил официальное решение арбитражного суда о признании меня банкротом! Из-за нервного истощения эмоций на тот момент не было никаких.

Кроме безмерной благодарности людям, которые не только профессионально выполняют свою работу, но и способны отнестись к тебе по-человечески, а не по законам этого волчьего мира. Ведь сколько необдуманных поступков, суицидов, убийств совершают люди, попавшие в кредитную яму! Сейчас у меня ничего нет, доход — несоизмеримо меньше, но я ничего никому не должен. А это главное. Жизнь продолжается с чистого листа».

В долговую яму привел бизнес

Крупный долг на семье 78-летней пенсионерки Ирины Николаевны повис, когда муж и сын занялись торгово-закупочным бизнесом. Под гнетом долга семья жила больше 10 лет и сумела освободиться только после принятия закона о банкротстве.

«Всю жизнь я отработала на заводе. Мы с мужем уже были на пенсии, когда сын предложил поучаствовать в бизнесе. Это был 2004 год, тогда многие торговлей занимались. Показалось, что наше предприятие будет успешным. Муж и сын взяли кредит, я была поручителем, так все и началось.

Проценты, по сравнению с нынешними, были большие — 28 минимум, да страховку плати обязательно. Открыли отдел на складе в Северном районе, торговали всякой всячиной. Сначала дело пошло. Потом кризис случился, и началось — всё кругом подорожало.

В какой-то момент мы не смогли внести платеж, взяли другой кредит, чтобы текущий покрыть, потом еще… Когда очнулись, общая сумма долга перевалила за два миллиона. А еще и аренду плати… Банки к нам были очень лояльны. Звонили, конечно, но без ругани, рассрочки давали, да что толку! На тот момент нам жить было не на что, не то что долги платить.

Начали продавать все более-менее приличное: гараж ушел, автомобиль хороший… Только квартира осталась, но не бомжевать же! Однажды мне рассказали о банкротстве, я нашла адвоката, процедуру запустили. Через полгода мы стали банкротами. Все эти годы эмоционально было очень тяжело. Мы буквально ночей не спали.

Муж капитально заболел, у него теперь онкология, я сахарный диабет заработала. Думаю, все это от постоянного эмоционального напряжения, усталости какой-то. Как будто больше себе не принадлежишь, будто жизнь кончилась и ничегошеньки впереди нет. Но ведь мы не какие-то мошенники, такое с нами впервые случилось.

Сейчас в банке проценты несравнимо ниже, условия лучше, людям легче, наверное… Когда долги списали, естественно, полегчало, но чувство вины все равно не проходит. Справиться мы не смогли, значит, что-то делали не так. Надо было все рассчитывать скрупулезно, каждую копеечку, каждый рублик… Мы этого не делали…»

Чужой долг: история поручительницы

54-летняя Ольга всю жизнь отработала на вредном производстве, вышла на пенсию, и на ней повис чужой долг.

«Знакомая девушка-предпринимательница решила взять кредит для своего бизнеса. Это был 2008 год, кредиты тогда давали только под поручительство. Поручителей нужно было двое, согласилась я и еще один. Почему согласилась? Не знаю, просто решила помочь… Она взяла 300 тысяч, а отдавать нужно было чуть не в три раза больше! Я еще подумала про грабительские проценты, но дело хозяйское.

Потом случился кризис. Заемщица обратилась в суд с жалобой на систему процентов: тогда с нее взяли за открытие счета, еще что-то. Суд решил, что банк ей должен вернуть 150 тысяч, а кредит все равно нужно выплачивать. Начались просрочки. Об этом мы со вторым поручителем узнали, когда нам начали звонить банки и коллекторы. Все это продолжалось не один год.

Несколько судов было, последний в Москве и не в нашу пользу. В итоге я должна была выплатить банку 320 тысяч, такую же сумму и второй поручитель. А сумма кредита была 300 тысяч! Всё это афера чистой воды. Дни для меня начались кошмарные. Я тогда уже была на пенсии — вышла по горячей сетке. Тяжелое производство, здоровье подорвано — слепая, больная.

Ежемесячно с моей карты начали списывать половину пенсии. На жизнь оставалось пять тысяч рублей! Работу найти не могла вообще. За полгода я похудела на 15 килограммов. Приставы сказали: не будешь платить, детям долги перейдут. Чужой долг моим детям! Мне внутри так больно стало… Потом знакомая посоветовала обратиться с заявлением на банкротство, как раз закон этот вышел.

К юристу пришла вся в слезах. Банкротом меня признали, потом какое-то время меня контролировал надзиратель (конкурсный управляющий. — cherinfo). Смотрел, как я живу, на что трачу деньги, не скрываю ли чего в финансовом плане. Когда в первый раз пришел ко мне домой, удивился — брать с меня нечего. В итоге долг с меня списали.

Второй поручитель так и платит до сих пор, на банкротство не подавал, зарплата у него хорошая, невыгодно, сказал. Суд запретил мне три года выезжать за границу. Но куда ехать-то? Денег все равно нет. А с той предпринимательницей все в порядке: у нее швейный цех, оборудование… Она даже не удосужилась его продать, работает до сих пор. На кого все это оформлено, я не знаю, но хозяйка она.

Пока на мне висел долг, приставы с меня списали 100 тысяч, но истинная заемщица мне их так и не вернула, бессовестная. Больше добавить нечего».

Коэффициент обанкроченности

Этот термин используют, когда хотят посчитать, сколько банкротов приходится на определенное число граждан.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, коэффициент обанкроченности в России за 2018 год вырос почти в два раза. Сегодня на 100 тысяч россиян приходится 68 банкротов. Вологодская область здесь лидирует: на 100 тысяч жителей — 194 банкрота. Далее идут Калмыкия, Рязанская, Пензенская и Белгородская области.

«Одна из причин такого количества дел о банкротстве — активная позиция юристов. Они рекламируют свои услуги буквально на каждом шагу. В ведущей областной газете на главной странице: такая-то организация проведет процедуру, консультации бесплатные.

Что касается самих банкротов, к финансовому краху их приводят, как правило, несколько кредитов, а не один: берут в одном банке, потом в другом… По 100, 200, 300 тысяч берут… Иногда перекредитовываются в микрофинансовых организациях.

Низкая финансовая грамотность населения и доступность кредитов тоже играют свою роль. Обычно как: возьмите карту в нашем банке бесплатно, завтра вам ее принесут, порой даже из дома выходить не нужно. Процедура банкротства, как она подается в рекламе, выглядит очень примитивно: не хочешь платить — не плати.

Это совершенно не так. Не можешь платить — есть шанс все начать сначала», — объясняет председатель Арбитражного суда Вологодской области Игорь Чапаев.

Суд спишет кредит, депрессия заберет здоровье

В Вологодской области почти все, кто запустил процедуру банкротства, в итоге признаны банкротами, кредиты были списаны. Процедура реструктуризации долга применяется редко, потому как взять с должника, как правило, нечего. В прошлом году ее применили к 37 должникам, с четырех кредиторы в итоге сняли все долги.

В 2018 году лишь в 11 случаях жителей региона не освободили от кредитных обязательств. «Отказники» были замечены в злоупотреблении кредитами, предоставили суду недостоверные сведения.

В Череповце каждая третья процедура банкротства физлица связана с долгами микрофинансовой организации, рассказал cherinfo юрист бюро «Гурняк и партнеры» Олег Иванов:

«Недавно пришла пенсионерка с 15 кредитами! Все взяты в микрозаймах. Оказывается, только на улице Горького пять подобных организаций! Женщина прошлась по всем, набрала денег и теперь запустила банкротство. Был клиент, который получил микрозайм в 100 тысяч, потом его долг вырос до 480».

Некоторые от банкротства отказываются, боясь потерять имущество и зарплату.

По закону потенциальный банкрот минимум полгода (два месяца процедура наблюдения, еще четыре реализация имущества) получает только прожиточный минимум, из нажитого ему оставят лишь квартиру, при условии, что она единственная.

Это не относится к ипотечному жилью. Ипотечную квартиру продадут, сумму установит залоговый кредитор. Все расходы в деле о банкротстве лягут на должника, затраты составляют от 60 до 120 тысяч рублей.

Те, кто прошел дорогой финансового краха, теряют не только деньги, но зачастую и здоровье.

«Много обязательств, финансовых проблем, безработица — человек попадает в хроническую травмирующую ситуацию, которая длится месяцы, а то и годы. На психику это действует пагубно. Конечно, все зависит от человека: если он стойкий к стрессам, оптимистичный, потери для него будут минимальны.

Чувствительные люди переживают остро, уходят в депрессивные состояния, а это уже болезнь. Человек плохо спит, у него снижается аппетит, мысли плохие появляются, в том числе суицидальные. К нам такие пациенты попадают часто, лечатся в отделении неврозов и на дневном стационаре.

За последние годы таких людей все больше, это говорит о том, что жизнь легче не становится», — поясняет главный врач областного психоневрологического диспансера № 1 Виталий Воронов.

Банкротство будет проще

В 2019 году законодатели обещают ввести так называемую упрощенную процедуру банкротства:

  • при сумме задолженности не менее 50 тысяч и не более 700 тысяч рублей, если заявление о банкротстве подает сам гражданин;
  • при сумме задолженности не менее 500 тысяч и не более 700 тысяч рублей, если заявление подает кредитор.

Чтобы уменьшить расходы граждан, у которых не всегда есть возможность воспользоваться помощью юристов, Роспотребнадзор и Минэкономразвития предложили подключить к процедуре МФЦ. Сотрудники центров должны будут помогать правильно оформить и собрать документы для подачи заявления о признании должника банкротом.

Светлана Марущенко

Источник: https://cherinfo.ru/news/100478-pocemu-rossiane-stanovatsa-bankrotami-realnye-istorii

Личная история: как я стала банкротом

Как я стал банкротом

Меня зовут Татьяна – я воспитываю одна несовершеннолетнего сына. Живу в Челябинске в маленькой однокомнатной квартире площадью 20 квадратных метров.

Работаю на госслужбе, и, как и полагается в такой ситуации, имею небольшую зарплату. У меня было несколько кредитов и общий долг более одного миллиона рублей.

В 2015 году я обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании меня банкротом.  

Как всё начиналось

Первую кредитную карту я оформила в 2007 году. Сильно болел ребёнок, нужны были деньги на дорогие лекарства, а зарплаты не хватало. По этой же причине позже я ещё оформила несколько кредитных карт и кредитов наличными. Мне не к кому было обратиться за помощью, поэтому и приходилось занимать у банков. Восемь лет я платила исправно. Было тяжело, но я как-то справлялась с платежами.

Как потом оказалось, кредитные карты так устроены, что все вносимые мной минимальные ежемесячные платежи на протяжении такого долгого времени съедали проценты, а размер самого долга практически и не уменьшился.

К тому же один банк, в котором у меня было оформлено несколько кредиток, повысил процентную ставку и ввёл дополнительную годовую комиссию, которой не было в первоначальном договоре. В итоге на совокупные платежи по всем моим кредитам стала уходить большая часть зарплаты.

В мае 2015 года я допустила просрочку по кредитной карте, а в июле была вынуждена перестать платить моему самому крупному кредитору.

И начался кошмар. Меня буквально атаковали звонками из банков и коллекторских агентств. Звонили домой, на работу, в том числе в приёмную моего руководства. Приходили ко мне домой и на работу. Слава богу, что физической силы не применяли и объявления на дверь не вешали, что здесь живёт должник.

Бывало, что только вечером поговоришь с сотрудником банка, а на следующий день уже в 7:30 утра он опять звонит и спрашивает: «Ну что, вы нашли деньги?». Будто я всю ночь должна была бегать по городу и искать их.

Героиня от фотосессии отказалась, фотографии для статьи взяты с Shutterstock. 

Я предлагала банкам обращаться в суд, чтобы уже судебные приставы удерживали из моей зарплаты в счёт погашения всех долгов не более 50% ежемесячно, как и положено по закону, но их такой вариант не устраивал.

К осени 2015 года мой совокупный долг с учётом штрафов за просрочку вырос до 1,2 млн рублей, и я уже не видела другого пути, кроме как объявить себя банкротом.

В тот период про новый закон, который давал такую возможность, много говорили по телевизору и писали в газетах.

Путь банкротства

Закон вступил в силу с 1 октября 2015 года. Я понимала, что это мой единственный шанс, и обратилась к адвокату. Кто-то скажет, что деньги, которые направлялись на оплату его услуг, можно было бы как раз отдавать банкам. Но этих средств всё равно бы не хватало на минимальные ежемесячные платежи по всем кредитам.  

Первым делом мне потребовалось получить справки из Пенсионного фонда, с места работы о доходах, запросить справки у банков о размере задолженности и получить кредитные договоры, просто по кредитным картам у меня их не было.

Уже на этом этапе пришлось столкнуться с проблемами. Некоторые кредитные организации почти месяц готовили документы, как будто специально тянули с их выдачей. В каких-то банках даже говорили, что за экспресс-подготовку справок нужно платить.

Исковое заявление составлял уже адвокат. Он подал его в арбитражный суд 27 октября 2015 года, ещё месяц его рассматривали и в итоге назначили на 7 декабря первое заседание, куда пригласили всех моих кредиторов.

Так как долг очень большой, и моя зарплата не позволяла его закрыть в течение трёх лет, предусмотренных законом на реструктуризацию, суд решил её не проводить, а сразу перейти ко второй стадии – к признанию меня банкротом, что подразумевает продажу имущества.

Был назначен финансовый управляющий, который проверял документы, имущество – в моём случае, скорее его отсутствие. Его работу я же и оплачивала. Перечислила 10 тыс. рублей на счёт арбитражного суда – эти деньги ему перевели только по окончании процедуры.

Ещё 17 тыс.

рублей – за отправку корреспонденции (здесь речь идёт о письмах и запросах, которые финансовый управляющий отправлял в банки и в регистрирующие органы) и информационное сообщение о введении в отношении меня процедуры наблюдения, опубликованного в официальном издании «Коммерсантъ». Газета – это самая большая статья дополнительных расходов, за несколько слов взяли примерно 9 тыс. рублей.

У меня не было имущества, которое можно было бы продать при банкротстве. Всё что у меня есть – это квартира площадью 20 квадратных метров напополам с несовершеннолетним ребёнком. На неё по закону нельзя наложить взыскание, ведь это единственное жильё. Поэтому никаких торгов не было.

Но процедура всё равно длилась долго, заключительное заседание суда несколько раз передвигали, то на месяц, то на два месяца, потому что некоторые банки опять же не могли что-то вовремя предоставить, приходилось откладывать процесс.

И вот только 4 августа 2016 года суд вынес определение об окончании процедуры банкротства и освобождении меня от исполнения требований кредиторов.

Жизнь после

После завершения процедуры банкротства: я в течение пяти лет не могу принимать на себя обязательства по кредитам без указания на факт своего банкротства, в течении трёх лет – занимать руководящие должности. 

Но самое главное изменение в жизни: «Я больше никому ничего не должна!». Больше нет головных болей из-за звонков коллекторов, которые требовали с меня деньги. Всё, что мне было нужно от банкротства – это спокойствие, и я его получила.

Мои уроки

1. Самый главный урок – не надо брать кредиты

В особенности не стоит брать кредитные карты, как бы их не хвалили, это что-то ужасное. Если по обычному кредиту видишь чёткий график погашения, понимаешь, как долго придётся платить, как именно будет уменьшаться сумма долга, то с кредитками всё сложнее, трудно рассчитать. Такое чувство, что хоть плати, хоть не плати – тебя всё равно обманут.

2. Чтобы не платить по кредитам, нужны стальные нервы

Первые полгода – это был сущий кошмар. Даже после того, как меня признали банкротом, и в отношении меня началась процедура реализации имущества, всё равно продолжали звонить и банки, и коллекторские агентства. Только в феврале 2016 звонки прекратились.

3. Стоит нанять адвоката

Лучше потратить на него деньги, чем ходить на заседания самому и только глазами хлопать, потому что ничего не понимаешь. Так хотя бы точно будешь знать, что ты чего-то действительно добьёшься. Я благодарна своему адвокату, он отстоял в суде право на второй шанс для меня.

4. Банкротство – это психологически очень тяжёлая процедура

Я долго платила по кредитам без просрочек, и просто взять в один момент и перестать вносить платежи, как бы парадоксально это не звучало, было трудно. Меня так воспитывали, если что-то взяла, то просто обязана это вернуть. А я оказалась в такой ситуации, при которой просто не могла это сделать.

Это очень неприятная ситуация, поэтому не хочу даже называть своей фамилии. Лучше пусть всё останется только в моём тесном кругу: у меня дома и на работе, раз уж коллегам тоже пришлось столкнуться с этим.

Гордится этим точно нельзя, потому и нечего это афишировать. Я бы всеми силами хотела, чтобы этого не происходило, но то была безвыходная ситуация, которая с помощью процедуры, слава богу, решилась в мою пользу.

Мнение героя может не совпадать с мнением редакции.

Валентина Фомина

Источник: https://www.Sravni.ru/text/2016/8/29/lichnaja-istorija-kak-ja-stala-bankrotom/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.